• , 20 сентября в 22:01
    На сайте 9 месяцев

    Уточнение диагностики и тороскопия

    Дано:
    мужчина, 48 лет, без вредных привычек (не курит, не пьет, экопитания и все дела), в течение последних 5 лет наблюдается по поводу аденомы щитовидной железы.
    Место действия: Ростов-на-Дону с населением более 1 млн человек и множеством медицинских центров, включая федеральный научно-исследовательский онкоинститут.
    Этим летом меняет врача-эндокринолога (Балабас Е.Ю., мед. центр "Семья", которая, кроме всех прочих анализов и исследований, назначает рентген легких.
    На рентгене (Альфа-медицина) врач-рентгенолог четко говорит, что видит опухоль примерно 2-2.5 см, скорее всего злокачественная. В заключении - КТ, консультация онколога.
    КТ делается в ОКДЦ, опухоль подтверждают, описывают как образование с неровными краями и спикулами 2,4 см. Консультация онколога.
    Онкоинститут. Делают бронкоскопию и забор материала на биопсию. Результат - хроническое воспаление (устно - при брохоскопии не смогли добраться, неудобное расположение). КТ брюшной полости - чисто. Биопсия щитовидной железы - под вопросам папиллярная карцинома. Биопсия лимфоузлов (три раза) - чисто, сомнительно, чисто. Сцинтиграфия костей - чисто.
    Версия торакального хирурга-онколога - опухоль в легких и щитовидке разной природы. В начале нужно оперировать легкое, потом заниматься щитовидкой.
    Версия хирурга-эндокринолога- онколога - опухоль в легком производна от щитовидной железы. Занимаемся щитовидкой.
    Сделать биопсию легкого не могут, так как аппарат не работает. ПЭТ КТ просто еще нет. Должен появиться через пару месяцев.
    Тупик.
    Нужно второе мнение и центр, где точно есть ПЭТ КТ и где его умеют хорошо читать.
    Москва ( НИИ им. Блохина) смущает на входе сообщениями СМИ о сокращениях и уволнениях.
    Рекомендуемый врач в Питера (НИИ им. Петрова) в отпуске вне связи.
    Клиника в Германии просит депозит на все лечение + виза (есть дополнительная сложность загранпаспорт сделан впервые, раньше искомый субъект за границы родины не выезжал).
    Рамбам (Хайфа) складывается сам собой максимально естественным образом. Друзья родителей, которые живут в Израиле (Хедер) с середины 80-ых рекомендуют его наилучшим образом, в том числе, и для лечения иностранцев (так как лечился внук с российским гражданством, зять и пр.). Сразу дают телефон отдела медтуризма Рамбам. Светлана, с которой вступаем в коммуникацию в ватцапе, мила, оптимистична, готова работать в ближайшие возможные для вылета даты. Напоминает, чтобы все диски, стекла и блоки везли с собой. По просьбе высылает письмо на бланке Рамбам с приглашением на диагностику и лечения - в аэропорту Бен-Гуриона показали его пограничнику, никаких дополнительных вопросов не было, дали разрешение на три месяца.
    Билеты на самолет покупали сами, бронировали жилье рядом с Рамбамом через букинг (две недели примерно 1200 долларов), добирались на поезде.
    Прилетали в воскресенье. В начале Светлана сообщила, что раньше чем на среду к клиническому онкологу на консультацию попасть не получается. Но в четверг перед вылетом уточняет, что есть запись на ПЭТ КТ на воскресенье (день прилета) и дает координаты Нины, которая будет работать с нами дальше.
    В воскресенье оплачиваем ПЭТ КТ и консультацию онколога (1800 и 400 долларов) в кассе отдела медтуризма. Нина отводит в отделение, где делают ПЭТ КТ. После небольшого сбоя информацию по вызову начинают озвучивать на русском.
    В среду 8 утра консультация клинического онкологи др. Валерия Семенисте. Нина сопровождает, хотя этот врач русскоговорящая.
    На консультации после сбора анамнеза она сообщает, что этим утром вместе с торокальным хирургом смотрели ПЭТ КТ и они убеждены, что опухоль в легких первичная и с щз не связана. Учитывая размер опухоли - показано хирургическое лечение. Вопросы о том, понадобятся ли иные виды терапии, точно решится после гистологии, но высока вероятность (по визуальным данным), что не понадобится. Отпавляет на ревизию стекла по щз и назначает биопсию лимфоузлов под контролем УЗИ.
    В этот же день Нина сообщает, что в 13.00 можно попасть на консультацию к торакальному хирургу. Оплачиваем в кассе отдела медтуризма 400 долларов.
    Нина провожает в отделение торакальной хирургии. Торакальный хирург - др. Ран Кремер. Внятный, спокойный, готовый к объяснениям и объяснениям. Разговор на иврите с переводчиков (врач готов напрямую общаться на английском). На экране монитора в разных проекцих демонстрирует опухоль, описывает ее, объясняет почему, по его мнению, она относится к тому виду, а не другому. Подтверждает, что это первичная опухоль. Интересуется, как удалось "поймать" ее так вовремя и добавляет, что это - "как выиграть в лоторею". На муляже легких показывает ход операции, сопровождая его развернутыми комментариями по каждой стадии. Операция торокскопическая - разрез 3-5 см и три прокола. Наркоз общий. Продолжительность примерно 3 часа, включая перерыв, когда после удаления опухоли проводится экспресс-гистология и принимается решение об объеме резекции легкого. Предварительно - верхняя доля (примерно половина) правого легкого. После выраженной готовности оперироваться, др. Кремер предлагает два варианта (пятница утро, или воскресенье утро или день). В пятницу он не занят и может провести операцию. Согласована пятница.
    Нина отписывается, что в 13 в четверг нужно прийти оплатить и присылает счет на 24 тыс. долларов (операция, дни госпитализации, гистология).
    В четверг приходим в отдел медтуризма - счет уменьшили до 23 тыс. по инициативе Нины - координатора отдела (по сути дела, включив в него консультации и еще чуть-чуть).
    Самые большие нервы были при оплате счета картой - Тинькофф банк, служба безопасности которого заблокировала платеж как похожий на мошенничество и полтора часа прошли в бесконечном диалоге с различными сотрудниками колл-центра данного банка. Реально, полтора часа и множество попыток оплатить. Кассир Ирина бесконечно поддерживала нас и говорила, что не надо нервничать. Они видела и более радикальные варианты: когда от назначенной операции напрямую зависела жизнь человека. Почти в 15.00 платеж наконец прошел.
    Прекрасная девушка, работающая на ресепшене отдела, повела сдаваться в отделении торакальной хирургии - в начале регистрации в приемнике, потом, собственно, в отделение. Отвели к кровати, выдали пижамку, взяли кровь, накормили ужином.
    Здесь отдельное предупреждение. Не про отделение, в целом про Рамбам. Ремонт и мебель в большинстве медицинских учреждений в Ростове круче. В ОКДЦ и онкоинституте точно. Рамбам, как и Израиль в целом, это про некий бытовой аскетизм при высоком уровне технологий. Кровать едет, мониторы подключены здесь же, но одеялки похожи на байковые в советском пионерском лагере. Палаты двухместные, душ и туалет на одну палату. Приватное пространство создается занавеской. Быть у пациента можно в любое время, в том числе и поспать рядом на кресле. Но это означает, что к другим больным тоже ходят в гости. Особенно в шаббат - с цветами и корзинами фруктов, домашними пирогами и детьми. Без бахил и халатиков. Больница не является абсолютно герметичным пространстовом - это заметно и на первом этаже, где музей, фуд-корт и магазинчики соседствуют друг с другом, и в отделении с постоянной циркуляцией посетителей и на входе, где к скамейкам подкатывают кровать с пациентом, чтобы ему не было скучно и одиноко. Это может нравится и не нравится. Нам такая концепция очень симпатична, но может быть и по-другому.
    Операцию сделали в пятницу утром. В 7 забрали из палаты в 11.30 привезли обратно в сознании. Операция прошла по плану, без осложнений. Эксперсс -гистология подтвердила злокачественность опухоли. Удалила часть легкого. В легком остается дренаж и первое время вас сопровождает некая емкость, которая либо стоит рядом, либо ее нужно носить с собой.
    Подняли вечером, и вечером же отключили мониторы. Дальше большинство лекарств давали каплями/таблетками. На следующее утро ренгтен. Сняли дренаж. Отвели в душ и помогли помыться. И указание ходить, ходить, ходить. По коридору отделения, вечером в субботу уже вышли на улицу.
    Обходы врачей дважды в день. Каждый медбрат и медсестра в смене знают про пациента все. В каждой смене был русскоговорящий сотрудник (и не один)
    Выписка в понедельник утром. Все рекомендации четко озвучили на русском языке, убедились, что все понятно. Дали рецепт на обезбаливающее + клексан на 14 дней. назначили контрольную явку на следующий понедельник.
    В понедельние же в 13.00 консультация проф. Зив Гиля (по поводу предстоящей операции по удалению щитовидной железы). Проф. Зив Гиль произвел глубое впечатление (но эту операцию видимо проведем в России, ревизия стекол в Рамбам подтвердила российсую цитологию).
    В международном отделе попросили Нину перенести заключительную консультацию с др. Кремером на более раннюю дату. Консультацию назначали и провели в четверг уже с готовой итоговой гистологией. Врач после операции - был в курсе результатов, не открывая бумаг, сам предварительно обсудил их с клиническим онкологом, что позволило исключить повторную консультацию с ней.

    Какие-то общие выводы:
    очень работоспособный и контактный международный офис (Нине, которая была на связи по своей инициативе в выходные дни после операции и порывалась принести домашний супчик, - и Свете, коммуникация с которой сделала этот приезд возможным, - отдельное спасибо);
    др. Ран Кремер - очень хорош, во всех смыслах: точный прогноз относительно вида опухоли и хода операции, спокойствие и одновременно небезразличие к пациенту и готовность говорить и объяснять - по второму и третьему кругу,и, собственно, операция, после которой на третий день выходишь из больницы на своих ногах.
    Что не получилось - не получилость сделать биопсию лимфоузлов щз, так как главный специалист по этому вопросу был не Израиля. Международный отдел честно старался - но не получилось, значит так тому и быть.

    • Трудно не согласится с отзывом сопровождавшей меня супруги в одну из ведущих государственных клиник Израиля "Рамбам". Все события и фак ты, безусловно, изложены достовенрно. Но глазами онкобольного человека эта цепочка фактов воспринимается иначе. Диагноз "рак" для меня прозвучал как смертный приговор. После этого известия я очень долго отрешенно смотрел в сторону, затем на уходящее в России лето в окно мед. центра и мне казалось, что все это не про меня, сознание непроизвольно убеждало меня , что я к этому отношения не имею. Казалось, что мне всего только 48 и вторая серебряная и приятная половина жизни еще впереди. Однако нет, реальность свидетельствовала о совершенно другом, и подтверждалась все новыми и новыми медицинским исследованиями. Я всю жизнь, игнорируя самолеты, как вид транспорта, на этот раз бесстрашно занял свое свое место в салоне лайнера. В надежде получить подарок от израильских докторов на продолжение жизни. До этого супруга списалась с сотрудниками международного офиса "Рамбам", посылая им электронной почтой мои медицинские документы. Я искренне признателен и благодарен сотрудникам международного офиса Светлане и Нине, что они не считаясь с личным временем и выходными уже сразу же по прилету организовали полное высокотехнологичное обследование - ПЭТ КТ, что в Ростове для меня оказалось не доступным. А здесь в Израиле практически любой человек может пройти ПЭТ КТ, как у нас рентген. Здесь ПЭТ КТ читают все, даже студенты, не говоря уже о таких светилах как доктор Семенисти и доктор Ран Кремер. Сотрудники международного офиса Светлана и Нина полностью взяли на себя всю нелегкую организационную работу по лечению. Даже когда, я лежал в палате, отходил от наркоза Нина не осталась равнодушной и приходила подбодрить, справиться о здоровье и поддержать. Я хочу выразить огромную благодарность Светлане и Нине за Ваш нелегкий труд и главное за человеческое соучастие. Ведь онкобольному главное не замкнуться и не остаться один на один со своей проблемой. После обследования Ниной была организована встреча с доктором Семенисти (клинический онколог) и доктором Раном Кремером, которые перед приемом провели свой консилиум. Заведующий торакальным хирургическим отделением "Рамбам" доктор Ран Кремер - просто гениальный человек. Я думаю пациенты, его множественные ученики, коллеги о нем когда-нибудь напишут монографии, воздадут давно заслуженное им должное, его имя станет в один ряд со средневековым целителем и философом Рамбамом. На приеме у доктора Рана Кремера я услышал о своем заболевании все, чего не мог в течение месяца узнать в России. И это не просто рассказ человека, установвившего факты, Доктор Кремер посвятил много времени тому, как справиться с этим заболеванием. Выслушав внимательно его я понял, что Нина меня привела в хорошие руки, дейсмтвительно к специалисту с мировым именем. С первой минуты общения доктор Кремер подарил мне надежду на спасение от Тьмы. Я не раздумывая согласился на операцию, которая исходя из загруженности доктора была назначена на 13 .09.2019 на пятницу. НИкакие предубеждения по поводу пятницы и 13 не смогли меня поколебать. Операвция прошла по намеченному доктором Коремером плану, успешно. И вот представьте я выхожу из после операционного наркоза, еще в операционном блоке, трудно передать словами это состояние беспомощности и тут подходит оперировавший доктор Ран Кремер и говорит: "Все прошло так как я говорил. Ты выздоровешь, все великолепно". Какая своевременная поддержка, уже только одно это вселяет надежду на жизнь. После операционная реабилитация прошла быстро. Немотря на удаление половины правого легкого в пятницу вечером разрешили встать. В понедельник выписали на амбулаторное лечение. В четверг по получении гистологии доктор Ран Кремер принял нас, осведомился о состоянии швов, посмотрев их. Гистология фактически подтвердила то , что доктор Кремер говорил до операции. Доктору Рану Кремеру не нужны никакие подтверждения и проверки, он вних не нуждается потому, что он гений и мне очень хочется, чтобы это видели и ценили его современники, а не только чтобы это было достоянием потомков.
      С Уважением и признательностью Владимир, Ростов-на-Дону.

      razogreeva, 21 сентября в 22:33